?

Log in

Место.

У каждого человека есть город, который не дает ему покоя. То есть как раз наоборот, дарит и покой, и тихую спокойную радость узнавания. Снова и снова в своих мечтах мы возвращаемся туда, искренне веря, что когда-нибудь нам удастся отыскать это место в реальности.

Может быть, и вам снился такой город? С древним замком, башнями и старой ветхой ратушей, с тонкими мостиками над неспокойной рекой, с маленькими уютными магазинчиками, кривыми улочками и шумными площадями? Может быть, гуляя по тихим улицам во сне, вы ловили себя на мысли «ах, да вот же оно, то самое место, где мне предназначено жить». Может быть, там выше просто перепутали немного?

Вы уж поверьте, когда-нибудь все устроится именно так, как должно было быть. Вы проснетесь в том своем городе, где учились смеяться и плакать, любить и страдать. Пройдете босиком по росистой траве (или по пляжу), полюбуетесь звездами (или золотым закатом) и полетаете над молодым ярким парком с журчащими фонтанами, мамашами с колясками и голубями на деревьях. Вы войдете в дом, с первого мига создания мира ждущий только вас, сядете в мягкое кресло у камина, вытянете ноги к огню и откроете книгу, которую начали читать так давно.

Я знаю точно, каждый из нас ищет такой город. И ведь где-то то, что мы придумали воплощается прямо сейчас, но помните, что некоторые вещи не существуют просто потому, что для них еще не придумали подходящего слова. Вот почему так нужен нам свой лунный город, в котором уже создано все то, что неистово не дает покоя нашей душе. То есть дарит покой и утешение…

Вот в ЖЖ хорошее было правило - прятать картинки всяческие под кат, чтобы не смущать широкую общественность. А в Фбучике такого нет и теперь посмотришь разочек ленту,и ррраз и стоматолог такой думает про тебя, что ты "женщина с удивительным списком интересов и очень своеобразными границами возможного".

Самость — наиболее важный архетип в теории Юнга. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованны все другие элементы.
Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает единство, гармонию и целостность. Таким образом, в понимании Юнга развитие самости — это главная цель человеческой жизни. Основным символом архетипа самости является мандала и её многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По Юнгу, целостность и единство “Я”, символически выраженные в завершенности фигур, вроде мандалы, можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте. Юнг полагал, что религия является великой силой, содействующей стремлению человека к целостности и полноте. В то же время, гармонизация всех частей души — сложный процесс. Истинной уравновешенности личностных структур, как считал он, достичь невозможно, по меньшей мере, к этому можно прийти не ранее среднего возраста. Более того, архетип Самости не реализуется до тех пор, пока не наступит интеграция и гармония всех аспектов души, сознательных и бессознательных. Поэтому достижение зрелого “Я” требует постоянства, настойчивости, интеллекта и большого жизненного опыта.

Помимо перечисленных архетипов, Юнг в своих работах уделял большое внимание архетипу Матери. Архетип матери имеет множество проявлений. Это может быть мать, бабушка или мать в переносном смысле слова - богиня. По Юнгу, символ матери, так же, присутствует в вещах, «выражающих цель страстного стремления к спасению: рай, царство божье». Вещи, вызывающие у человека «благоговение»: церковь, университет, страна, небо, земля, леса, моря, луна. Архетип матери символизирует, так же изобилие и плодородие. «Он может быть связан со скалой, пещерой, деревом, весной, родником». Благодаря своей защитной функции символом матери может являться мандала. «С ним ассоциируются полые предметы», сосуды, некоторые животные: «корова, заяц, полезные животные в целом».

Про бабушку

Бабушки которые мне достались были вовсе не еврейскими. Вполне себе русская и украинская, как у большинства. Причем у русской еще были предпосылки, от коих она как приличная советская женщина отказалась, а вторая нормальная такая бабуся из Любашовки. Но видимо что-то еврейское просыпалось у украинской бабушки, когда она видела ребенка.

«Ребенок должен хорошо кушать и никто кроме меня его не накормит», - суровым тоненьким голосом утверждала бабуся. Причем под графу дети естественно и натурально попадали даже все коллеги ее мужа, проректора университета, если были хотя бы чуть младше его, мой отец, мать и все проходящие мимо. Что уже говорить про меня, я была главным ребенком, у которого просто не было других дел кроме хорошо кушать в любой ситуации.

Пирожки она пекла тазами. Тазами! И если вы думаете, что я преувеличиваю, называя тазом мисочку, так нет же! Один таз - с картошкой, другой с луком и яйцом, третий с капустой. «Ой, я сегодня забегалась и теста мало наделала», говорила при этом бабушка. Правда надо отдать должное, пирожки были вкусные. Знатные можно сказать пирожки. И с картошкой и с яйцом и луком тоже. И если три таза не съедались - бабушка расстраивалась.

В 4 утра маленькая кругленькая бабуся бежала на Привоз, куда привозили правильный творожок для ребенка, мясо для супруга и прочие деликатесы, которые просто необходимы правильной бабушке, что бы всегда быть готовой. «В любой непонятной ситуации надо хорошо покушать». В этом она была уверенна на 100%. «Сядь, спокойно, закрой рот и возьми пирожок, а там посмотришь», - говорила она мне. Или не мне, а своему двухметровому здоровому супругу, знатному профессору и прочая. Или плачущей соседке.

Муж мой эту бабушку совершенно не застал, но после первого же домашнего застолья он уверенно и сыто изрек – «смотрю, на бабусю ты тоже похожа». В любой непонятной, тревожной ситуации, когда я волнуюсь, когда устала, когда надо подумать я готовлю. Хорошо, что у меня нет тазиков и узкие двери. И хорошо, что у меня была такая бабушка. Теперь я умею язык, поросенка, пирожки и борщец.
Вовчинецкую гору, которая находится в пригороде, порой в шутку называют «Ивано-Франковский Голливуд».
Но, опять же история известна не всем и в свое время она носила другое название - Бойная гора. Согласно преданию, на этом месте состоялся большой бой между казаками и польскими отрядами Потоцкого. Якобы именно поэтому она так и называется. Краеведы, правда утверждают что копать надо значительно глубже. К примеру, летописец Садок Баронч писал, что когда-то здесь жили «большие люди» или великаны. По легенде, они начали строить большие лестницы, чтобы добраться до Бога, за что были истреблены потопом. Впоследствии территорию захватили бесы, а когда и их прогнали, на горе появился монастырь.Однако и монахи нарушили волю Божию и упали в грех, и целый монастырь пошел глубоко под землю.
На Ивана ночью и сегодня можно услышать колокола и пение тех монахов из-под земли. Крестьяне, жившие в той местности, издавна считали, что ходить по горе ночью опасно. Они верили, что здесь в темное время суток любит бродить всякая нечисть, в частности уж с человеческой головой, крылатая змея и таинственный черный пес. Появляется здесь и Влад - ведун, который имеет власть над зверями и силами природы. Как отмечает краевед Иван Драбчук, именно эти легенды могли дать название горе. Ведь на гуцульском диалекте «бійне місце» - это страшное, опасное место.

Кинотеатр на костях
Еврейское кладбище основал еще Андрей Потоцкий - именно он выделил еврейской общине территорию под кладбище при  дороге на Тисменицу. Там были похоронены многие поколения жителей города. 2 ноября 1963 на месте уничтоженного кладбища торжественно открыли кинотеатр «Космос». В ночь после открытия вдруг обрушилась часть потолка. «Это месть умерших», - говорили люди. С тех пор плиты с еврейского кладбища можно увидеть в разных местах Ивано-Франковска. Из них делали фундамент памятника чекистам на Валах, бордюры на улице Короля Данила, а в скверике за кинотеатром еще случаются их остатки.
Продолжая цикл страшных историй города (ну а чо, Вика, ты и так редко приезжаешь, а любители страшненького вдруг заинтересуются) нельзя не отметить вот какие момента.

  Обновление знаменитой городской ратуши на той самой площади смерти было неминуемым и к концу 90-тых ло полным холом. Эскалаторы, грузовики, озабоченные строители ... И все вроде было хорошо, но работники краеведческого музея находящегося поблизости стали замечать странные вещи. Им казалось, что ночью в ратуше кто-то ходит. Охранники слышали странные звуки: грохот крышки пианино, тихие удаы об по клавишам Может, ремонтные работы встревожили духов повстанцев, казненных на площади Рынок? На этот вопрос до сих пор нет ответа.
Еще одна из древнейших построек города со своей историей  - это Современный Музей,чье строительство было завершено еще в 1703 В свое время это был храм и он даже был освящен архиепископом и получил название «Костел Непорочного зачатия Девы Марии и святых Андрея и Станислава».
В крипте этого самого храма находилась фамильная усыпальница знаменитых Потоцких, где в 1751 и был похоронен Иосиф Потоцкий, а ранее тут нашли вечный покой Андрей Потоцкий, его жена Анна Рисинська и их старший сын Станислав Потоцкий. В 1886 сюда перенесли прах Виктории Лищинской - жены Иосифа. В боковых криптах были похоронены богатые шляхтичи и священники, а перед костелом находилось городское римско-католическое кладбище, который ликвидировали в 1787.
В 1965 г. помещение костела передали под геологический музей институту нефти и газа и во время ремонта помещения саркофаги были разбиты, а кости отправлены в медицинский институт в качестве наглядных пособий. Среди будущих начных пособий был и череп Станислава Потоцкого со следом удара турецкой сабли (как известно, он был убит турками под Веной 12 сентября 1683) Остальную часть костей тайно похоронили на городском кладбище - в том месте, где хоронили бомжей. Вот такой была судьба основателей города после смерти.
Площадь смерти
Известная сегодня не только франковчанам местная площадь Рынок кажется будничным, спокойным и мирным местом - здесь гуляют туристы и горожане, отдыхает молодежь, молодые мамы развлекают детей. Ну а традиции средневвья предполагают большое обилие казней на рыночных площадях и давний Станислав не стал исключением.
Именно на этой площати в Станиславове казнили повстанцев, после пыток. Особой жестокостью в борьбе с повстанцами «прославился» Иосиф - младший сын Андрея Потоцкого. Его подручный ротмистр Пржалуський дольше упорно преследовал Алексея Довбуша. В 1754 г.здесь были казнены Василий Баюрак (предводитель повстанцев после Довбуша). Суд вынес ему приговор: «Отрубить ему обе руки топором по локти. После того должно быть отрубленно голову. Наконец, для воздержании других от такой жизни - четвертовать. Отдельные части тела должны быть развешаны на виселице в поле на пути, а позже должны быть закопаны в землю. Только голова должна дольше висеть. Должен быть палачом исполнен на площади смерти».
С ведьмами Станиславов «повезло» меньше, ну или ведьмам с местным народом повезло больше - за всю историю города известен лишь один случай сожжения «чародейки». В 1719 г. на той же площади сожгли госпожу Звизченську, которая якобы была любовницей дьявола и родила от него уродливое дитя. На самом же деле женщина была наказана за развратное поведение. Так как в законодательстве того времени соответствующая статья отсутствовала мадам-блудница была названа колдуньей и сожжена на площади.
Моя любимая фраевская фраза "у нас нет ничего кроме собственных ощущений" нашла свое отражение и в работах Юнга.
"Единственно доступная реальность для каждого из нас - это наша собственная психическая реальность, поэтому какой бы мелочной ни казалась проблема другого, на самом деле она реальна так же, как Солнце".
Четыре принципа, на которых строятся отношения по Холлису
В основе всех принципов, которые приведены ниже, лежит главная мысль: невозможно достичь более высокого уровня отношений с Другим, чем уровень отношений с самим собой.
1. То, чего мы не знаем о себе (бессознательный проект) или не видим в себе (Тень), будет проецироваться на Другого.
2. Мы проецируем на Другого свои детские травмы (индивидуальную патологию), свою инфантильную тоску (нарциссическую программу «возвращения домой») и свою потребность в индивидуации.
3. Так как Другой не может, да и не должен нести ответственность за наши травмы, наш нарциссизм и нашу индивидуацию, проекция вызывает отвержение и обостряет проблему власти.
4. Единственный способ исцелить пошатнувшиеся отношения - осознать наше стремление «вернуться домой» и взять на себя ответственность за свою индивидуацию.
Давайте более подробно познакомимся с каждым из этих принципов:
1) То, что мы не знаем о себе, будет проецироваться на Другого
Мы не можем осознать того, в чем мы являемся бессознательными. Юнг даже сказал, что все наши психологические теории представляют собой формы исповеди, в которых содержится наш индивидуальный материал. Отношения всегда тормозятся, портятся, заходят в тупик под воздействием феномена, который терапевты называют «перенос» и который обусловлен сходством наших психических функций. Иначе говоря, психика - это историческая реальность. У нас внутри содержится вся наша индивидуальная история. Настоящее всегда «считывается» через призму этой истории. По сути, человеческая психика всегда задается вопросом: «Где и когда это уже происходило со мной раньше? На какое прошлое ощущение похоже то, что я ощущаю сейчас? Какие возможны аналогии?» Таким образом, оказывается, что очень трудно просто увидеть происходящее в данный момент, ибо сам этот момент всегда видится сквозь призму индивидуальной истории. Очевидно, что переживание близости будет активизировать у человека все его предыдущие переживания близкого Другого, в особенности первичные отношения с родителями. Таким образом, всегда будут присутствовать ранимость, постоянная потребность в заботе и внимании, поведенческие стратегии самых первых непроизвольных способов сближения, и это всегда будет мешать формированию отношений в настоящем. По существу даже образ любимого Другого сильно искажен родительскими комплексами. Это не значит, что в своем Возлюбленном мы ищем мать или отца; это значит, что при вступлении в близкие отношения у нас возобновляется аналогичное ощущение Первых Других, которое отыгрывается в сценариях, взятых из нашей индивидуальной истории.
Осознание бессознательного содержания, овладение своим эмоционально заряженным материалом - чрезвычайно трудная задача. Мы осознаем содержание бессознательного, исследуя свои поведенческие стили - не только те, которыми мы пользуемся сейчас, но и те, которые существовали на протяжении всей нашей истории отношений с окружающими. Нам нужно выяснить, когда и почему мы бывали слишком возбуждены, то есть понять, когда комплексы проявляются чаще всего. Когда наши эмоциональные реакции становятся слишком сильными и сопровождаются множеством рациональных объяснений, мы можем быть уверены, что здесь задействованы комплексы.
Вступить с кем-то в близкие отношения - почти что попросить его (или ее) взяться за руки, но лишь после того, как мы вместе с этим человеком прошли через минное поле, которое сами же и заминировали. Как раз с обвинениями своего партнера в том, что он наступил на мину, заложенную другим партнером, приходит на терапию подавляющее большинство супружеских пар. Кроме того, этим партнером является человек, который очень хорошо знает нас, может быть, даже лучше, чем мы сами знаем себя (по крайней мере, наши теневые качества). Хотя бывает унизительно и небезопасно слушать откровенные замечания Другого,- и мы имеем полное право не доверять такой информации, - все-таки трудно переоценить тот вклад, который наш партнер вносит в наше самопознание.
2) Мы проецируем на Другого свои детские травмы и потребность в индивидуации
Ни один из нас не свободен от патологии, ибо никому не удается избежать детских травм. Как уже отмечалось, слово pathos - это производное от греческого слова, означающего «страдание». Термин «психопатология» можно дословно перевести как «выражение душевных страданий». Дело не столько в том, травмирован человек или нет, а если да, глубоко или нет; гораздо важнее, каким способом ему удалось адаптироваться к жизни.
Организация психической деятельности человека включает диапазон восприятия Я и Другого и совокупность рефлекторных стратегий, управляющих энергией взаимодействия между этими объектами. Главный мотив таких стратегий - стремление справиться с тревожностью, которая в контексте отношений с другими людьми может появиться вследствие экзистенциальных проблем. Их может создать Другой, нарушив наши границы или покинув нас.
Таким образом, наши отношения страдают не в результате неизбежной жизненной травмы, а из-за тех стратегий и сценариев, которые сформировались в течение нашей индивидуальной истории и которые мы проецируем на Другого. В той мере, в которой мы хотим любить Другого и, в свою очередь, хотим, чтобы он любил нас, мы переносим на него свою историю.
А как мы можем этого не делать?
Для развития личности необходимо выполнение двух условий.
Во-первых,
мы берем на себя ответственность за свое странствие. Независимо от эмоциональных травм, порожденных нашей индивидуальной историей, мы должны сейчас и впоследствии отвечать за свой выбор.
Во-вторых,
нам нужно усвоить, то есть научиться видеть, что наша жизнь определяется последовательностью выборов, психодинамика которых исходит у нас изнутри. Нам нужно прислушиваться к своим психологическим рефлексам, спрашивая себя: «Откуда у меня это берется? К какому эпизоду в моей жизненной истории это имеет прямое отношение? Какое ощущение это мне напоминает? Какие скрытые источники постоянно воспроизводят одни и те же модели моего поведения?»
Эти вопросы необходимы для личностного роста; с другой стороны, их не слишком часто задают даже те люди, которые добровольно приходят на психотерапию. Эти вопросы не слишком популярны в нашей материалистической, экстравертированной культуре.
Юнг заметил, что «невротическое страдание - это бессознательный обман, в котором не содержится такой нравственной добродетели, как в истинных страданиях». В другом месте он пишет, что «в конечном счете невроз следует считать страданиями не осознавшей себя души». Раз это так, нам нужно взять на себя ответственность за свои страдания, когда они случаются, и пытаться искать в них смысл. Каждый из нас время от времени хочет избавиться от этой нравственной суеты, переложив ее на Другого. Поступая так, мы ведем себя как нормальные люди, но при этом наносим серьезный вред нашим отношениям с окружающими. Взять ответственность за себя - это самая ужасная сторона нашего странствия и самый великий дар, который мы можем принести Другому.
3) Проекция вызывает отвержение и актуализирует проблему власти
Хотя главная фантазия тоски, присущей современному обществу, заключается в поиске Доброго Волшебника для облегчения бремени нашей индивидуации, еще никому не было дано его найти. И даже если бы мы смогли найти того, кому удалось бы облегчить наше бремя, мы оказались бы крепко привязаны к очень регрессивным отношениям, для которых характерны жесткие правила, инфантилизм и застой в развитии. Все мы хорошо знаем подобные отношения, которые не внушают нам никакого оптимизма. Обоим партнерам присуща «идентификация со своей травмой», то есть они не только травмированы эмоционально, как любой из нас, но психологически зависимы от своих травм и ограничены рамками мифологии своего патологического расщепления. Когда один из партнеров испытывает крайнюю потребность в другом, а другой испытывает потребность в том, чтобы быть ему нужным, формируется созависимость - состояние, в котором каждый из партнеров эмоционально ограничен, остановился в своем индивидуальном развитии и испытывает психологически наивную фантазию, что о каждом из них обязательно позаботится Другой. Добро пожаловать на «островок невротичного счастья!» - так назвал это состояние один из пациентов Юнга.
Давайте пофантазируем дальше о поиске Другого, желающего решить за нас нашу задачу индивидуации. Наступит время, когда Другой созреет до того, что станет возмущаться происходящим, даже если он (или она) в свое время добровольно и молчаливо на это согласились. Это возмущение проникнет в отношения и обязательно их испортит. Никто не испытывает более сильного гнева, чем человек, который «все делает правильно» и тайно желает чего-то еще. Никто не испытывает более сильной фрустрации, чем человек, который стирает белье своего партнера за свой собственный счет. Чаще всего, когда мы направляем наши родительские проекции на партнера и видим, что он сбрасывает с себя это бремя, мы испытываем недоумение, гнев и расстаемся со своими иллюзиями. «Почему ты ничего не делаешь, чтобы я почувствовал себя хорошо? - спрашиваем мы, как правило, бессознательно, а иногда прямо и откровенно.- Почему ты не удовлетворяешь мои потребности?» Но перед нами сидит Другой, который вызывает у нас фрустрацию и ощущение неприязни, а совсем не тот Другой, на которого мы рассчитывали. В самом начале нам нравилась непохожесть на нас другого. Но теперь это нас возмущает. Он (она) обязательно должен измениться! Как легко ощутить, что тебя предали, посчитать себя обиженным и применить всю свою власть. Покинуть корабль? Нет, это в принципе невозможно: надо обязательно подумать о детях. И тактически используя либо зависимость, либо гнев, либо контроль в совокупности с эмоциональным и сексуальным отчуждением, мы пытаемся за ставить Другого вернуться обратно, в состояние изначального воображаемого слияния с нами. Применение такой стратегии обычно свидетельствует о наступлении в отношениях второй стадии, на которой начинает проявляться подлинная непохожесть на нас Другого, а проекции, которые вначале способствовали формированию отношений, начинают постепенно распадаться. Такое развитие процесса редко оставляет возможность для личностного развития или для того, чтобы узнать, кем действительно является Другой, если он не крючок, на который, как нам кажется, мы попались. Совсем наоборот, теперь мы обижаемся на своего бывшего любимого за то, что он назло нам перестал быть любимым. Мы платим ему той же монетой, применяя власть.
Сама по себе власть нейтральна; она представляет собой только обмен энергией между людьми. Но поскольку наше состояние оказывается уязвимым, проблема власти возникает повсеместно.
Наверное, самое пагубное свойство власти заключается в принуждении Другого взять на себя часть нашей ответственности.
4) Единственный способ исцелить пошатнувшиеся отношения - взять на себя ответственность за свою индивидуацию
Какое разочарование и как неромантично - если Другой существует на этой земле совсем не ради меня, не ради заботы обо мне и не для того, чтобы защитить меня от моей жизни! Какое глубокое разочарование - оно имеет такое же великое значение, как утрата связи с раем, которую мы называем рождением, или наше первое легкое содрогание при ощущении истинности своей смертности. Да, оказывается, мы смертны. И в одиночестве идем по дороге к смерти.
Принятие странствия - это принятие человеком своего страха и его отказ от своих основных фантазий.
Отказ от ожидания спасения Другим - одна из самых главных проблем в нашей жизни, поэтому основной аспект долговременной терапии - постепенное принятие человеком ответственности за себя.

Про работу

Цель психотерапии состоит в том, чтобы помочь клиенту выйти за рамки рациональных объяснений и других способов сопротивления на уровень, позволяющий ему самостоятельно двигаться по неизвестной территории, чтобы искать и, страдая и мучаясь, в конце концов полностью осознать своё состояние и открыть, что он может выжить, что жизнь на самом деле может быть абсурдной и изменчивой, что человек не является всемогущим, что в отсутствие волшебства в качестве последней защиты иногда появляется такая боль, которую невозможно описать словами.
И чтобы, испытав страдания и скорбь не только по потерянным объектам своих фантазий, но и по самим фантазиям и иллюзиям, научиться жить почти без иллюзий.
Чтобы узнать, что Время является и другом, и врагом одновременно.
Чтобы признать, что счастье - это не состояние, а эфемерное и ценное ощущение;
что если человек живёт без иллюзий, он должен придавать смысл своей жизни;
что надежда должна сменить ожидания и требования;
что активность должна сменить пассивность;
что реалистичная надежда должна быть направлена на развитие и рост личности (и это означает более глубокое ощущение человеком и радости, и грусти),
что ворота в райский сад для него закрыты навсегда и охраняются ангелами с острыми мечами, что его мать умерла навеки, навеки, навеки
Джеймс Холлис